Демократизм как принцип государственного управления (часть 2)

Сложную природу и специфику механизмов организации и реализации власти и управления в условиях демократии определяла концепция дихотомического деления на политику и администрацию. Она основана на идее демократического контроля власти и принципе господства права. Ф. Дж. Гуднау в работе «Политика и управление» (1905 г.) заявил, что «было сказано достаточно для того, чтобы показать, что существуют две четко очерченные функции правительства и что их дифференциация (хотя и не окончательная) приводит к разграничению правительственных органов в рамках формальной системы государственного управления. Эти две функции государственного управления для удобства могут называться соответственно Политика (Politics) и Управление (Administration). Политика должна иметь дело с системой политических мер или выражением воли государства. Управление должно заниматься исполнением этих политических мер»[1].

Таким образом, согласно указанной теории, политический курс государства определяют избранные демократическим путем политики, а реализуют — управленцы. Разделение функций увеличивает эффективность государственного аппарата. Политики и управленцы существуют как бы в двух параллельных и независимых мирах с собственными системами ценностей, правилами и методами деятельности. Это ограничивает чрезмерную вовлеченность первых в механизмы управления, а вторых — в политику, возможности негативного влияния каждой из сторон на процессы управления. Преимущества такой модели взаимоотношений заключаются в том, что созданная на названных формальных принципах, она обеспечивает нормативную основу для оценки целесообразности тех или иных отношений и их корректировки.

Концепция разделения властей, политики и управления, система сдержек и противовесов, самостоятельного регулирования как политической власти и деятельности представительных учреждений, так и власти административной, которая должна быть организована на профессиональных основах и независима от политических потрясений, легли в основу создания в Англии, США, Германии и других ведущих индустриальных странах современной системы государственного управления, публичной администрации и системы государственной службы, и сегодня во многом определяют тенденции государственного строительства в этой сфере.

Термин «публичная власть» — это собирательный термин, под которым понимаются как государственная власть (органы государственной власти), так и власть, имеющая характер местного самоуправления (органы самоуправления)[2]. Имеется в виду в первую очередь территориальное самоуправление, представляющее собой одну из наиболее важных и близких к гражданам форм, в которых проявляется и реализуется демократическое государственное устройство. Если органами государственной власти являются парламенты, правительства, конституционные суды, то в число органов демократической публичной власти входят также советы общин, городов, регионов и т.п. и их исполнительные органы, например, бургомистры, мэры, старосты и т.п.

[1] См.: Шафритц Дж., Хайд А. Классики теории государственного управления. Американская школа. – М.: МГУ, 2003. С. 43-44.

[2] См.: Воробьева О.А., Станкин А.Н. Публичная власть в России: проблемы теории и практики: Монография / Под общ. ред.: Р.Л. Хачатуров. — М.: Nota Bene, 2010. С. 28-29.