Деятельность международных организованных преступных групп в России и их связь с этнической организованной преступностью России (часть 3)

По сведениям МВД России, сейчас на территории Российской Федерации действует свыше 450 организованных преступных формирований, из них 76 этнических, 289 межрегиональных и 8 международных. В результате проведенной органами внутренних дел оперативно-профилактической работы в 2008 г. было выявлено и поставлено на оперативный учет свыше 11 тыс. участников организованных преступных объединений, в том числе более 700 лидеров, почти 3900 активных участников, а также около 500 «авторитетов» преступной среды, из которых 118 «воров в законе»[1].

Однако статистические данные из-за высокой латентности не отражают реального состояния преступности с участием международных преступных групп.

С нашей точки зрения, криминогенный фактор заслуживает особого внимания. Борьба с международными преступными этническими организованными группами не должна восприниматься как усиление давления государства и его правоохранительных органов на какие-либо конкретные этносы только потому, что их отдельные представители совершают преступления. Существует мнение, поддерживаемое средствами массовой информации, согласно которому криминогенность является родовой чертой некоторых народов Кавказа. На наш взгляд, следует учитывать данный фактор, так как в ряде случаев на волне легитимизации национальных движений, особенно на Кавказе, к их руководству пришли представители международного криминального мира. Их стремление к отделению от России заключается в бесконтрольном выходе на внешний рынок, крупномасштабных поставках контрабандного товара, наркотиков, оружия.

Новое качественное состояние преступности предопределило повышенный уровень влияния криминальных группировок во властно-управленческих и информационных сферах, создание в них коррупционных позиций: подкуп депутатского корпуса, финансирование политических движений, манипулирование средствами массовой информации, создание благотворительных фондов, политизирование отдельных лидеров преступных сообществ и т. д.

Одновременно преступные сообщества предпринимают активные попытки продвижения своих ставленников в органы законодательной и исполнительной власти различного уровня. Анализ имеющейся оперативной информации о характере деятельности международных этнических организованных преступных сообществ показал, что практически у всех подобных формирований имеются связи в органах внутренних дел, системе исполнения наказаний, следствии, судебных органах, органах местной власти.

Как мы указали, интенсивная миграция приводит к формированию национальных диаспор, изменению этнического состава населения целых регионов в России. К наиболее многочисленным диаспорам относятся китайская, афганская и вьетнамская; во всех субъектах РФ, граничащих с Казахстаном, наблюдается процесс заселения их казахами, в южном и центральном регионах России большое влияние имеют представители азербайджанской, армянской, грузинской и ряда других диаспор[2].

Эффективность работы с незаконными мигрантами в России крайне низка. Фактически большая масса неустроенных, предоставленных самих себе людей остается бесконтрольной. Учет мигрантов до настоящего времени должным образом не налажен. Это снижает эффективность деятельности правоохранительных органов в раскрытии и расследовании преступлений. Отсутствие необходимого контроля за мигрантами, не имеющими нормальных условий для жизни и денег для пропитания, увеличивает вал преступлений и повышает уровень их латентности, лишает оперативные службы и следственные органы возможности своевременно выявлять и расследовать эти преступления. Более того, такие преступники затем беспрепятственно скрываются в своих странах, которые их потом не выдают[3].

[1] См.: Иванцов С.В. Указ. соч. С. 4.

[2] См.: Дятлов В.И. Внешние миграции и «новые диаспоры» в современной России: криминальный аспект // Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Сборник научных трудов. Вып. 2. – Иркутск: БГУЭП, 2008. С. 117-118.

[3] См.: Терехин В.В., Федулов А.В. Проблемы расследования преступлений, совершаемых мигрантами // Миграция, права человека и экономическая безопасность современной России: состояние, проблемы, эффективность защиты. Сборник статей. — Нижний Новгород: Нижегор. акад. МВД России, 2004. С. 452-457.