Деятельность международных организованных преступных групп в России и их связь с этнической организованной преступностью России (часть 4)

Особенно активно международные преступные организованные преступные группировки ведут свою криминальную деятельность в приграничных районах. Например, за относительно небольшой период деятельности китайской организованной преступности на территории России произошел ее бурный рост, вызванный ускоренными темпами китайской миграции. Оценки численности китайских граждан, проживающих на территории России, очень сильно разнятся. Специалисты заявляют, что Россия за последние годы вышла на первое место в мире по темпам прироста китайской миграции. По официальным данным, в России на сегодняшний день проживает около 350 000 этнических китайцев, однако по некоторым оценкам, их число уже достигло 3,5 миллионов человек, что составляет 2% от общего населения страны. Самые большие китайские общины проживают в Москве, на Дальнем Востоке и в Южной Сибири. Однако, в Екатеринбурге на Урале и в Ростове на юге России китайское меньшинство составляет уже несколько тысяч человек, что говорит о постепенном их распространении во все большее число регионов[1].

Китайская миграция захлестывает Российский Восток. Около 500 тысяч китайцев нелегально осели в Приморье, Амурской области и Хабаровском крае. Муниципальная власть многих районов пошла на массовые нарушения паспортно-визового режима в надежде, что проблема затеряется на фоне криминогенной обстановки в целом по стране. Однако это оказалось серьезной ошибкой, так как на Дальнем Востоке фактически идет война за сферы влияния в торговле между китайскими и российскими предпринимателями — война за уровень цен на рынке, а значит, и уровень доходов в малом бизнесе[2].

В районах компактного проживания китайцев образуются этнические общины, порой превосходящие по своей численности коренные этнические группы. Российско-китайские предприятия часто становятся «крышей» для криминальных структур, либо занимаются бесконтрольной эксплуатацией природных ресурсов края и контрабандным вывозом сырьевых материалов и реликтов. Китайские криминальные группы, действующие в Приморье и Приамурье, связаны с наркобизнесом, пиратством, рэкетирством, вооруженными разборками. Безусловно, местное население отрицательно относится к пребыванию китайцев на российской территории.

По данным оперативных подразделений, практически все китайские землячества находятся под негласным контролем собственных мафиозных структур. Система взаимоотношений в землячествах фактически организована по модели «триад» (строжайшее подчинение теневым лидерам, обет молчания, жестокое наказание непокорных и т. д.). Из всего массива дел оперативного учета, заведенных органами внутренних дел на этнические ОПГ в 2008-м году, на китайские приходится в Восточно-Сибирском регионе 38 %, а в Дальневосточном регионе — 40,9 %[3].

Отличительными чертами китайских организованных преступных групп является их многочисленность, хорошая организованность, закрытость и высокая степень конспирации. Основной вид преступной деятельности — сбор «дани» со своих соотечественников, незаконно проживающих на нашей территории и торгующих на рынках.

[1] См.: Сюй Кай. Китайско-российское сотрудничество в борьбе с организованной преступностью: надобность и перспектива // Аграрное и земельное право. 2010. № 2 (62). С. 91.

[2] См.: Сюй Кай. Китайская организованная преступность на Дальнем Востоке России // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Дальневосточном федеральном округе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 24-25 апреля 2008 г. В 2-х частях. Ч. 1. – Хабаровск: Дальневост. юрид. ин-т МВД РФ, 2008. С. 52.

[3] См.: Сюй Кай. Китайско-российское сотрудничество в борьбе с организованной преступностью: надобность и перспектива // Аграрное и земельное право. 2010. № 2 (62). С. 93.