Деятельность международных организованных преступных групп в России и их связь с этнической организованной преступностью России (часть 5)

Экспансия триад в Дальневосточный федеральный округ касается самого широкого спектра вопросов: нелегальная миграция из Китая и в Китай; незаконная вырубка и контрабанда леса; браконьерство; расхищение морских биоресурсов; незаконный оборот наркотиков; контроль над проституцией; нелегальное производство спиртных напитков; ввоз и вывоз фальшивых долларов; манипуляции с контрафактной продукцией; незаконный вывоз цветных металлов. Все это приносит миллиардные (в долларовом исчислении) прибыли. Триады держат под контролем не только китайские этнические общины, которые живут по жестким законам этих мафиозных структур. Причины самых громких коррупционных скандалов в России последнего времени также связаны с деятельностью триад.

Большая часть преступлений, совершаемых на территории центральной России иностранными преступными организованными группами, приходится на долю выходцев из Украины. Гражданами Украины совершается почти четверть от общего числа преступлений иностранцев в центральной России, азербайджанцами — почти 14% преступлений, таджиками — более 11%. В Москве и Санкт- Петербурге также имеют сильное влияние афганские организованные преступные группы, связанные с незаконной продажей наркотиков. Кроме того, в России активизируется деятельность нигерийских организованных наркогрупп. По данным МВД, в структуре преступлений, совершаемых указанными организованными группами, наибольший удельный вес составляют кражи (15%), преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (более 14%), а также грабежи, хулиганства, разбойные нападения и убийства[1].

Нельзя забывать и о религиозном факторе, влияющем на криминальную деятельность международных организованных групп в России, так как он играет существенную роль в регионах с традиционно повышенной степенью религиозности населения, к которым относится и Северный Кавказ. Высокий уровень общественной и криминальной опасности исходит от движения «чистого ислама» (ваххабитов). Сегодня основные усилия ваххабитов направлены, прежде всего, на численный рост своих общин, дискредитацию религиозных авторитетов традиционного ислама и раскол мусульманского населения региона. Ежегодно численность ваххабитов, проживающих на территории, например, Ставропольского края увеличивается[2].

Идеологизация процесса развития межэтнических отношений способствовала созданию в Северокавказском регионе многочисленных организаций, построенных на узкоэтнической и религиозной основе, ряд представителей которых выдвигает претензии на монопольное представительство в политической жизни, стремится диктовать условия властям. Фактором, активно влияющим на криминальную напряженность на Северном Кавказе, в частности, являются терроризм в его разных формах: международный, внутренний антигосударственный, криминогенный и этнический (националистический). На уровень терроризма преступные группировки выходят тогда, когда достигают международного уровня деятельности. В этом они видят возможность извлечения высших уровней прибыли. Тенденции роста терроризма очевидны. Специалисты отмечают, что на Западе продолжают поддерживать террористов, действующих в России. Во время захвата террористами зрителей во время спектакля Норд-Ост, география их телефонные разговоров была весьма обширной, охватывала многие страны[3].

[1] См.: Кобец П.Н. Причины роста преступности иностранных граждан и лиц без гражданства в субъектах Центрального федерального округа Российской Федерации // Российский следователь. 2008. № 2. С. 36- 37.

[2] См.: Бакаева Е.К., Бышевский Ю.Ю., Волков А.А. и др. Влияние незаконной миграции на преступность в Ставропольском крае // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. 2008. № 3. С. 309-311.

[3] См.: Колесникова Н.Ю. Роль Российской Федерации в борьбе с международным терроризмом // Юриспруденция. 2009. № 3 (15). С. 134.